Задача академии

В некоторых проектах технология решена удовлетворительно, применены новые прогрессивные конструкции и материалы, предусмотрена индустриальное и экономичность строительства. В других проектах относительно хорошие пропорции и грамотно прорисованные детали мало увязаны с технологией, новыми конструкциями и интерьером и плохо гармонируют с открытыми технологическими установками, кранами и другими элементами индустриального облика завода.

Подобные решения встречаются даже в таких крупных и опытных организациях, как Промстройироект.

В качестве примера можно привести проект лаборатории ВЭИ (автор арх. Меламед), где ради ложной монументальности утяжелена стена, а за фальшивыми окнами находится глухая стена; или проект лаборатории ЦНИПС, где разбивка окон совершенно не увязана с шагом; ферм.

Имея немалые достижения в деле применения новых строительных материалов, архитекторы еще не достаточно используют их художественно-декоративные возможности. Так, в проекте Азовстали, разработанном Промстройпроектом, в погоне за ложной монументальностью стена сделана массивной, с небольшими окнами.

В результате получилось серое, монотонное здание, напоминающее скорее склад, чем цех советского завода.

Такие же недостатки имеются в некоторых работах ГСПИ-5 — в проекте проходной СТЗ (арх. И. Николаев), механосборочного цеха (арх. Можеровский) и ряде других.

Ложная монументальность промышленных зданий является отжившей традицией, противоречащей прогрессу промышленного строительства и архитектуры как искусства.

Она является тормозом в применении новой техники, хотя бы той же волнистой асбофанеры.

Она стоит нашему государству больших средств и должна быть решительно осуждена как проявление формализма в промышленной архитектуре. В заключение я хочу поделиться опытом 15-летней совместной работы, трех коллективов: ГСПИ-2, Проектстальконструкции и архитектурной мастерской Министерства нефтяной промышленности, руководимой В. А. и А. А. Весниными.