Обелиск Саллюстиано

Некоторые туристы будут здорово озадачены, узнав, что обелиск Саллюстия посвящён вовсе не известному древнеримскому историку Саллюстию, а является всего лишь копией обелиска Аврелиана. Так какое же отношение почтенный историк имеет к этому знаменитому памятнику римского периода? Самое прямое! Ибо монумент некогда располагался во владениях почтенного историка, которые, в свою очередь, принадлежали трагически почившему Юлию Цезарю.

Да, да, именно тому Цезарю, заколотого сенаторами, что ввергло Республику в пучину гражданской войны! Однако, как уже догадались особо прозорливые читатели, знаменитый памятник был перенесён. Состоялось это приснопамятное событие в 1734 году, когда обелиск оказался на площади Сан Джованни ин Латерано. Но уже через 49 лет монумент был преподнесён в качестве подарка папе Клименту ХII, в 1783 году.

Ещё спустя шесть лет, Пий IV установил памятник напротив церкви Тринита дей Монти, где до сих пор и прибывает поныне. На новом месте высота культового сооружения, вместе с постаментом, составляет 30,45 метров.

Мистерия Саллюстия

Но, всё же, давайте вернёмся к саду Саллюстия, в котором большую часть своей истории пребывал монумент, ибо без него история памятника будет неполной.

Для начала стоит сказать, что сад располагался близ Квиринала, за городской стеной и был выстроен в форме ипподрома, являясь на протяжении всей истории Вечного Города любимой резиденцией римских императоров. Царствующие особы проводили в саду значительное время, обретаясь в прохладных тенетах с прельстительными рабынями, вдалеке от скучных государственных дел и занудливых доносов.

Это место – поистине! – имело свою неповторимую магию, раз в нём, в своё время, находили покой такие противоречивые натуры, как жестокий Нерон, скупой Веспасиан, царственный Андриан и философствующий Марк Аврелий. Особенно любил проводить время в саду Андриан. Именно к периоду правления этого императора относятся самые живописные развалины, в том числе – храм Венеры.

Дыхание Города

Так что, останавливаясь у подножия этого прославленного монумента, помните, чьи величественные взоры, а может даже руки, касались этих камней. И, если вас обуяет благоговейная дрожь, знайте – на вас снизошло дыхание Вечного Города!