Вы здесь: ГлавнаяБиографииСВасилий Васильевич Смыслов

Интересно знать

 

Необходима помощь!

Иногда мы попадаем в ситуации, когда все возможности справиться с бедой своими силами исчерпаны. В этом случае остается надеяться только на помощь людей, не остающихся равнодушными к чужому горю. Выражаем благодарность всем, кто небезразличен к проблемам онкологических больных. Ваша помощь будет направлена непосредственно нуждающемуся человеку . Оплата через кошельки  WebMoney:

  • Z210730099064 долларовый,
  • U422123020546 гривна,
  • R506412807617 рубль.

Яндекс.Деньги   счет 41001926215349.

ПРИВАТбАНК номер карты:

5211537316468276.

Большое спасибо за любую посильную для Вас сумму. Обратная связь 2013-10-11 21 12 56

 

 

Василий Васильевич Смыслов

Василий СмысловВасилий Васильевич Смыслов  (24 марта 1921, Москва — 27 марта 2010, Москва) - советский шахматист. 7-й чемпион мира по шахматам (1957—1958), чемпион СССР (1949), международный гроссмейстер (1950). Заслуженный мастер спорта СССР (1948), международный арбитр по шахматной композиции (1957), шахматный теоретик.

Научился игре в шахматы в 6 лет (отец, Василий Осипович Смыслов, был шахматистом 1-й категории). Благодаря отцу юный Василий еще в детстве тщательно изучил окончания, прочувствовал возможности фигур, понял нюансы их взаимодействия, чем и заложил надежный фундамент для успешной карьеры на долгие-долгие годы. Занимался в шахматной секции москворецкого Дома пионеров. В 1938 разделил 1-3-е место на всесоюзном турнире шахматистов 1-й категории и 1—2-е на чемпионате Москвы. Чемпион Москвы (1942 и 1943/1944 — 2-е место после игравшего вне конкурса М. Ботвинника). Турниры мастеров: Куйбышев (1942) — 2-е место, Свердловск (1943) — 3—4-е м. Участник 18 чемпионатов СССР (с 1940); лучшие результаты: 1940 — 3-е место, 1941 (матч-турнир за звание абсолютного чемпиона страны) — 3-е, 1944 — 2-е, 1947 − 3—4-е, 1949 — 1—2-е (с Д. Бронштейном), 1955 — 1—2-е (проиграл дополнительный матч Е. Геллеру), 1969 — 3—5-е, 1971 — 2—3-е место. 
  Филигранная техника седьмого чемпиона мира до сих пор является эталонной. Внимательное изучение его партий – лучший способ научиться играть окончания. Контуры эндшпиля Смыслов видел задолго, еще с дебюта. При этом он вовсе не сушил игру, не стремился любой ценой к разменам. В молодые годы (в данном случае это понятие о-очень протяженное!) Маэстро играл белыми 1.e4 со всеми отсюда вытекающими острыми вариантами. Черными в ответ на 1.d4 он применял, скажем так, асимметричные дебюты, в которых также неизбежно возникали острые, напряженные позиции. Можно сказать, стиль игры Смыслова был универсальным. Просто технический компонент его шахматного вооружения явно выделялся.  Равных ему техников ни в 50-е, ни в 60-е, пожалуй, не было.

Заняв 3-е место на Гронингенском турнире (1946), Смыслов был включён в число участников матч-турнира 1948 на первенство мира (2-е место); с этого времени входит в группу сильнейших шахматистов мира.

Василий Смыслов с супругойВ середине 1950-х гг. Смыслов добился наивысших успехов: выиграл турниры претендентов (1953 и 1956) и сыграл 3 матча на первенство мира с Ботвинником: ничья (1954), победа (1957, завоевал звание чемпиона мира), поражение в матче-реванше (1958).

Результаты в других соревнованиях на первенство мира: турниры претендентов (1950) — 3-е м., 1959 — 4-е, 1985 — 8—9-е м. Межзональные турниры: 1964 — 1—4-е м., 1970 — 7—8-е, 1973 — 5-е, 1982 — 2-е место. В 1965 проиграл четвертьфинальный матч претендентов Е. Геллеру; в 1983 сыграл вничью четвертьфинальный матч с Р. Хюбнером (признан победителем по жребию); выиграл полуфинальный матч у 3. Рибли (1983); проиграл финальный матч претендентов Г. Каспарову (1984).

В составе сборной команды СССР победитель 10 Всемирных шахматных олимпиад (1952—1964, 1968—1972), 5 командных чемпионатов Европы (1957—1973), командного чемпионата мира (1985). Успешно выступал в матчах против шахматистов США (1945, 1946, 1954 и 1955), Великобритании (1947 и 1954), Югославии (1956), против команд избранных шахматистов мира (1970 и 1984), а также в других матчах. В составе сборной команды Москвы победитель командного чемпионата СССР (1948), 2-й (1959) и 4-й (1967) Спартакиад народов СССР, Всесоюзной шахматной олимпиады (1972); занял 2-е место на 3-й (1963) и 7-й (1979) Спартакиадах народов СССР. В составе команды ДСО «Буревестник» победитель командных чемпионатов СССР (1961 и 1968), Кубка СССР (1974 и 1976), Кубка европейских клубных команд (1976 и 1979). Являлся действительным членом Леонардо-клуба с 1992.

Василий Васильевич Смыслов скончался в ночь на 27 марта 2010 года от сердечно-сосудистой недостаточности в Боткинской больнице (Москва), куда он был госпитализирован несколькими днями ранее в связи с жалобами на сердце. Похоронен на Новодевичьем кладбище Москвы.

Другие биографии

Василий Смыслов, интервью
Две недели назад исполнилось 85 лет со дня рождения седьмого чемпиона мира по шахматам Василия Смыслова. Василий Васильевич - рекордсмен в шахматной элите по продолжительности выступления на высочайшем уровне. В возрасте 27 лет он занял второе место в матч-турнире за вакантный тогда титул чемпиона мира, а в 65 дошел до финала турнира претендентов. Он - человек самых широких дарований и в своем почтенном возрасте сохранил прекрасную память, чувство юмора и "творческий зуд". Продолжает оставаться непревзойденным мастером шахматных этюдов.

Василий Смыслов- Василий Васильевич, во времена вашей юности шахматы еще не были профессиональными, да и вы долго выбирали себе специальность. Как и когда все-таки определились с этим?

- В серьезных шахматных турнирах я играл с 14 лет, но по окончании школы решил пойти по стопам отца, который был известным инженером еще до революции. Три курса старательно проучился в МАИ, прежде чем решил, что я по сути своей гуманитарий и технические науки мне противопоказаны. Перенял я у отца и две другие его страсти - игру в шахматы и музыку. И вот здесь определиться я не мог долго. Можно сказать - определялся всю свою жизнь. В 30-летнем возрасте, уже будучи гроссмейстером, я пробовался на место баритона в Большой театр. Успешно прошел первый тур, но во втором что-то не получилось. Впрочем, менее чем через год во время длительного турнира в Цюрихе мне довелось спеть партию из оперы Леонкавалло "Паяцы", и потом мое выступление показали по телевидению во многих странах Европы. Так что среди граждан СССР я одним из первых удостоился подобной чести. Я часто и на рояле себе аккомпанировал.

- Но вы ведь нигде музыке не учились.

- Учился дома, у отца. Он тоже был музыкантом-любителем, но в свое время сам Федор Иванович Шаляпин высоко оценил его пение, чем отец очень гордился. Иногда я и отцу аккомпанировал. Но лучше меня на рояле играет другой гроссмейстер, тоже участник матчей претендентов за звание чемпиона мира - Марк Тайманов. В течение долгих лет он был у меня "штатным пианистом" на многих выступлениях.

- А какой у вас был репертуар?

- Нынешняя молодежь назвала бы его старомодным. Арии из опер, романсы. Причем даже произведения итальянских композиторов я пою на русском языке, потому что правильности произношения слов придаю большое значение. "Подмосковные вечера", наверное, "самое современное" из моего репертуара. Любимые композиторы у меня Чайковский, Глинка, Рахманинов, Гречанинов, итальянцы. Условно говоря - классика.

- Но для многих и "Битлз" - классика.

- Я признаю у парней из этой английской группы большой талант в сочинении мелодий, но стиль исполнения ими своих же песен меня удручал: грохот, надрывные крики. А уж современную "попсу" я вовсе не приемлю. Для меня это шоу-бизнес... без музыки. Но, возможно, я слишком консервативен и остался верен тем музыкальным пристрастиям, какие были у моего поколения в молодости. Например, когда я в 1983 году играл финальный матч претендентов против Каспарова в Вильнюсе, аудитория болельщиков-музыкантов четко разделилась: артисты литовской консерватории, местного оперного театра во главе с Виргилиусом Норейкой поддерживали меня, а гастролировавшие там эстрадники, в том числе и Алла Пугачева, - моего соперника, который младше меня на 40 лет.

- А часто у окружающих вызывало удивление: гроссмейстер, и вдруг - певец?

- В нашей стране привыкли. Мне ведь и с Козловским в дуэте много раз доводилось петь, и на многих других концертах или на вечерах в кругу артистов и шахматистов, даже на радио и телевидении. Но вот уже в 1990-х годах во время длительного турнира в Испании я часто общался с концертировавшими там "Виртуозами Москвы". И вот кто-то из них предложил: а пусть Смыслов споет на закрытии турнира, которое собирались провести в оперном театре. Организаторы сначала это восприняли как шутку и "поддержали". Привели меня на сцену. И все ждали, когда же этот шахматист "проколется". Но не дождались. Я спел несколько арий и романсов, и все, как обычно, без микрофона. Вот испанцы-то и удивились.

- И все-таки в Большой в 1951 году вы отбор не прошли. А почему в другие театры не пробовались?

- Вскоре после этого у меня пошли чередой ответственные турниры, которые требовали все больше времени и усилий. Но совмещение профессиональных шахмат с пением на полулюбительском уровне всегда позволяло мне расслабиться и отдохнуть лучше, чем, скажем, алкоголь, который сгубил многих талантливых игроков.

- А какими другими видами спорта вы больше интересовались? И считаете шахматы в большей мере спортом или искусством?

- На эту тему расскажу вам забавный случай. В начале 50-х был я на приеме у начальника отдела шахмат при Комитете по физкультуре и спорту Николая Михайловича Зубарева. И вот заходит к нему солидного вида мужчина и говорит: у него есть очень важное, конструктивное предложение. Зубарев усадил его и внимательно слушает. А тот говорит: было бы целесообразно передать шахматы из ведомства Спорткомитета в Министерство здравоохранения, потому что они очень полезны для здоровья. Зубарев озадачился: "А почему вы так решили и из какого вы, собственно, министерства?" А посетитель отвечает, что он недавно закончил курс лечения в психбольнице имени Кащенко и после того, как пациенты увлеклись шахматами, буйных стало меньше. Но самое смешное и одновременно грустное то, что через несколько лет шахматы действительно передали из ведомства Спорткомитета в Минздрав.

- Тот псих имел большое влияние?

- Скорее наоборот: это очень влиятельные люди поступили, мягко говоря, неумно. После того как на Олимпиаде 1952 года наши футболисты проиграли "вражеским" югославам (кстати, одной из лучших тогда в мире команд), большое начальство стало искать виноватых. Некомпетентные в спорте люди принимали кардинальные меры, среди которых было и лишение главного спортивного ведомства страны многих его полномочий. К счастью, такое глупое постановление было в силе недолго. А большим поклонником спорта я был всегда и с удовольствием общался и дружил со многими великими спортсменами. Всех не перечислишь. Среди старшего поколения футболистов, пожалуй, выделю Григория Федотова. Из тех, кто помоложе, - Виктора Понедельника, который, завершив карьеру, стал прекрасным журналистом и писателем. Могу похвастаться: когда Виктор еще играл, я был уверен, что он сможет найти применение своим талантам во многих сферах жизни. Рад, что не ошибся. Для того чтобы стать просто хорошим спортсменом, достаточно иметь природную быстроту и крепкие мускулы. Но великим без высокого интеллекта не станешь. В этом я убедился, общаясь и со многими выдающимися боксерами. Например, абсолютный чемпион СССР по боксу Виктор Огуренков сам в течение нескольких месяцев занимался со мной в спортзале...

- ...и после этого вы вышли на ринг?!

- До этого не дошло. Дело в том, что, когда я познакомился с Виктором Ивановичем, мне уже было за 40. А будь я тогда помоложе... кто знает? Выдающийся тренер Огуренков быстро сумел, учитывая мой возраст, подобрать мне такие упражнения с элементами бокса, которые позволяли мне находиться в идеальном физическом состоянии, что немаловажно для шахматиста во время ответственных матчей. Сейчас про Виктора Ивановича сказали бы: классный специалист по аэробике. Хотя в те годы ведь слова такого не знали. А Огуренков еще и по боксу олимпийских чемпионов успешно готовил!

- Насколько мне известно, вы верующий человек. А не мешало это вам в советские годы?

- В советские годы ходил в церковь не так часто, как после перестройки, но все равно делал это регулярно. Так я и в партии никогда не состоял, а стало быть, кто меня мог этим попрекнуть? Вот, например, Михаил Ботвинник всю сознательную жизнь был активным коммунистом, потому и любую должность, и какие-то блага мог получить легче, чем я. Но с другой стороны, какое звание могло быть для меня выше, чем звание чемпиона мира? Впрочем, такая разница в мировоззрении не мешала мне и ему всегда друг к другу уважительно относиться. Да что там, нас можно назвать друзьями, хотя характер у обоих - не сахар.

- Я удивился рассказам шахматистов о том, что Смыслов прекрасно ладил даже с "нашим врагом" Бобби Фишером...

- Ну какой он враг?! Талантливейший человек, самозабвенно любящий шахматы. Со своими странностями, но кто из нас без греха? Я познакомился с ним, когда Фишеру было, наверное, лет 15. Но на турнирах против взрослых он уже тогда успешно играл, мы всегда с ним прекрасно общались. Что-то я по-английски говорил, какие-то русские, а больше сербские слова он понимал. Он также очень религиозный человек - адвентист седьмого дня. Возможно, симпатии Фишера ко мне стали ответным чувством к моему искреннему восхищению: надо же, юнец - и такой мастер. Впрочем, я не знаю случаев, когда Бобби проявил подлость или бестактность к кому-то из коллег-шахматистов. Он даже со Спасским не враждовал. Борис так и отзывался о нем: "Это наш профсоюзный босс!" То есть нынешние высокие заработки гроссмейстеров были завоеваны во многом благодаря стараниям Фишера. Так что когда у Бобби случилась беда в Японии (он там восемь месяцев находился под стражей), то я, естественно, очень переживал. А однажды я ему передал через венгерских коллег мой сборник с шахматными этюдами. И когда мне рассказали, что Фишер постоянно носил его с собой, я страшно обрадовался.

- И все-таки странно слышать, что лучшие шахматисты мира столь религиозны.

- Я с раннего детства ходил в церковь вместе с отцом, и иное мировоззрение себе уже и не мог представить. Мне даже трудно понять - как православный народ за короткий срок принял "воинствующий" атеизм. Более того, многое в моей личной жизни, я считаю, было заранее предопределено свыше. Вот, например, мне приснился сон: разговариваю с великим певцом Карузо. Тот мне говорит: "Для любителя ты поешь неплохо, но вот с точки зрения профессионала у тебя совсем неправильно поставлено дыхание". И Карузо подробно показал, как надо. Проснулся я - и сразу к роялю. Стал петь, "как учил великий Карузо". В итоге в возрасте 55 лет я в корне изменил технику пения. И это позволило сохранить голос до нынешних дней. Еще года четыре назад я выступал в Большом театре. А будь я закоренелым материалистом, разве я воспринял бы всерьез мой сон? Или вот история знакомства с моей супругой, Надеждой Андреевной. Давным-давно, 55 лет назад, в одной спортивной организации я увидел очень красивую женщину. Но что-то помешало мне заговорить с нею. Уже подумал: больше с нею не встречусь. Но на следующий день, зайдя на почту, я снова увидел ее. Самое удивительное - и к спорткомитету Надя не имела никакого отношения, случайно туда зашла и в том почтовом отделении оказалась- впервые. Значит,, нас вела друг к другу судьба! Мой дом всегда был полон гостей, и стараниями Надежды Андреевны каждый из них был приветливо встречен и сытно накормлен.

- Говорят, она даже влияла на ваши решения насчет отложенных партий.

- Марк Тайманов на сей счет шутил: "Я в шахматы играю, но в позициях часто не могу разобраться. А жена Смыслова - наоборот". И особо показательна здесь моя отложенная партия с мастером Львом Арониным на чемпионате СССР 1962 года. Она казалась мне безнадежной, я собирался звонить судье с отказом от продолжения. Но Надежда Андреевна, даже не глядя на позицию, заставила меня идти и доигрывать. Я пошел и добился ничьей. Справедливости ради отмечу, что Лева - прекрасный парень и широкая душа - заранее повел друзей в ресторан и крепко с ними отметил победу над именитым гроссмейстером. Это, кстати, тоже поучительный момент.

- Вы известны своим здоровым образом жизни. И все же, чем вы объясните свое уникальное гроссмейстерское долголетие?

- Я действительно всегда вел правильный, активный образ жизни, находил удовольствие в разных сферах. Не курил. От выпивки не шарахался, но всегда знал время и дозу. Все это правильное объяснение, но довольно формальное. Если же копнуть глубже... Одни шахматисты в большей мере играют, как компьютеры, постоянно просчитывая варианты. Когда сходятся два таких соперника, выигрывает не творчество, а умение избегать ошибок. Другим в большей мере присуще интуитивное понимание позиций. К таковым я отношу и себя. Этот подход мне кажется менее изматывающим нервную систему. Сейчас шахматы в большей мере стали не искусством, а спортивным шоу с жестким регламентом. И в подготовку каждого мастера все больше входит работа с компьютером.

- А ответьте на вопрос дилетанта. При дальнейшем техническом прогрессе не может ли случится такое: во время матча на каждого из соперников работает команда мастеров, вооруженная компьютерами, и гроссмейстер в сложных ситуациях каким-то образом (например, через имплантированный в ухо приемник) получает от команды своих секундантов точно просчитанный идеальный вариант продолжения партии?

- Пока что такого я не слышал. Возможно, шахматисты боятся дисквалификации за помощь от команды. Да и регламент на партии спортсменам все время укорачивают, так что я не представляю, как будет команда секундантов успевать реагировать на ход соперника, быстро обрабатывать варианты, приходить к "общему знаменателю" и потом незаметно подсказывать. Можно ли вообще такое осуществить на блиц партиях, которые все больше вытесняют классические шахматы? Пока что мышление гроссмейстеров опережает в оперативности все описанные вами процедуры. Ну а дальше кто знает? Мне и Ботвиннику бывший президент ФИДЕ Флоренсио Кампоманес как-то сказал: "Вы слишком рано родились, вы оба гораздо большего добились бы сейчас, когда шахматы стали профессией". Но я вообще-то даже рад, что мой век пришелся на эпоху рыцарства в шахматах, когда взаимоотношения между гроссмейстерами не омрачались финансовыми спорами. А сейчас на творчество все больше наступает компьютер. Например, изящные головоломки Сэма Ллойда, которыми увлекалось мое поколение, компьютер "бьет" за секунду. Потеряли соревновательную ценность многие настольные игры. Но, к счастью, компьютеру недоступна такая сфера, как составление шахматных этюдов. Зато я этим до сих пор занимаюсь, плодотворно и с удовольствием.

- Вас с 85-летним юбилеем поздравил президент России. Это первое персональное приветствие от главы государства?

- Владимир Путин точно так же телеграммой поздравлял меня и пять лет назад. Да и в былые времена наших лучших шахматистов на высшем государственном уровне привечали. Правда, не в связи с днями рождения, а по случаю побед. Например, Ворошилов в 1957 году, когда я стал чемпионом мира, награждал меня орденом Ленина. После побед на шахматных олимпиадах меня в составе советской сборной тоже неоднократно торжественно принимали в "верхах". Но до Путина с днем рождения меня никто из больших государственных деятелей не поздравлял. Так что сейчас мне очень приятно. И вспомнилось, как в 1994 году международный общественный фонд "Леонардо Чесе" чествовал знаменитостей, известных своей благотворительностью и меценатством. Лауреатам - Хуану Антонио Самаранчу, Виктору Черномырдину, Виталию Смирнову - в числе подарков свою книгу "Летопись шахматного творчества" я вручал сам. Телемагнат Тед Тернер не смог прибыть на церемонию, а его супруга, актриса Джейн Фонда, попросила подарить книгу с автографом и лично ей. Один из прежних ее мужей был большим любителем шахмат, и под его влиянием сама Джейн серьезно пристрастилась к игре. Подписал я также книги принцессе Диане и Альберту Гору, чтобы им передали. А когда вручал книгу мэру Петербурга Собчаку, он сказал мне, что неплохо бы отметить заслуги его "команды", прекрасно поработавшей при организации Игр доброй воли, тем более среди них много любителей шахмат. Я подписал слова благодарности еще на десяти книгах. Надеюсь, одна из них попала и к нынешнему президенту страны, работавшему заместителем Анатолия Александровича. Если тогда по какой-либо причине книга не дошла до Владимира Владимировича, я с удовольствием восполню этот пробел.

- Вы долгие годы находились на Олимпе. Кого из политиков и знаменитостей вы особо выделили бы как больших любителей шахмат?

- С 1948-го по 1972 год борьба за мировую шахматную корону велась в основном между представителями одной страны - СССР. Естественно, и симпатии наших государственных мужей разделялись. Потому, упоминая одних политиков, других я могу обойти вниманием - и это было бы необъективно. Своим вопросом вы напомнили эпизод из жизни великой советской актрисы Яблочкиной, которая стала звездой театра еще до революции. На одном из выступлений она предалась ностальгии: "Ко мне заходили графы, князья..." Кто-то из партийных боссов ей подсказывает: "Рабочие". И Яблочкова "уточняет": "Ко мне заходили графы, князья и рабочие". Так что и я вынужден ответить вам в том же ключе. Из государственных деятелей я назову только Николая Константиновича Байбакова, бывшего главу Госплана. С ним меня связывают очень долгие дружеские отношения, на которые абсолютно не влияли назначения его на различные посты и уход с них. Я в большей мере воспринимал его не как чиновника, а как крупного ученого, автора серьезных исследований и человека высокой культуры. Недавно мы отмечали его 95-летний юбилей, и я желаю ему еще более долгих лет жизни. А с известными шахматистами дружили многие артисты, художники, ученые, писатели. Проявлялось это по-разному. Например, тенора Ивана Семеновича Козловского, с которым я имел честь много раз петь в дуэте, я вообще не видел за шахматной доской. А вот композитор Сергей Прокофьев и скрипач Давид Ойстрах играли на очень приличном уровне. Физик Петр Леонидович Капица по силе достиг как минимум уровня кандидата в мастера спорта. Он вообще поражал меня широтой своих дарований. Всем он известен как ученый-теоретик, но ведь и на редкость рукастый человек был. Любые часы, например, починить мог, а в лаборатории на своей даче делал удивительные вещи.

Я счастлив, что благодаря шахматам близко познакомился с ним и со многими другими великими людьми своей эпохи. И на родине, и за рубежом. Шахматы действительно язык межнационального общения. Так и запишите: "Смыслов сказал, что шахматы - народная игра, сверху и донизу!"

Слова

Евгений Васюков, председатель Комиссии ветеранов Российской шахматной федерации, международный гроссмейстер:

- В 1948 году вакантный тогда титул чемпиона мира (после ухода из жизни чемпиона мира Александра Алехина в 1946 году) разыгрывался в матч-турнире пяти гроссмейстеров: Ботвинника, Кереса и Смыслова (СССР), Решевского (США) и Эйве (Голландия). Ботвинник занял первое место, Смыслов - второе, а в нашей стране тогда произошел настоящий взрыв интереса к шахматам. Смыслов всегда оставался привлекательным не только для миллионов любителей спорта многообразием своих талантов, но и для коллег - корректностью поведения и глубиной понимания игры. В 1959 году мы с моим другом Давидом Бронштейном разбирали его отложенную партию против Смыслова. Она казалась абсолютно выигрышной для Бронштейна. Единственное, что нас настораживало: над записанным тайным ходом Смыслов думал 50 минут (согласно регламенту того времени партии после 5 часов игры откладывались, бланк партии с записанным ходом заклеивался в конверт и сдавался судье). Тот ход, благодаря которому Смыслов спас партию, мы нашли, но для этого мы в течение трех часов, двигая фигуры, перебрали множество различных продолжений. А Василий Васильевич все просчитал в уме, и это после пяти часов напряженной игры! Так что доигрывание закончилось вничью. Зачастую Смыслов быстро находил более удачные ходы, чем его соперники, после многочасовых анализов позиций. И даже у гроссмейстеров возникало ощущение: то, что им дается ценой сверх-усилий, Смыслов постигает с удивительной легкостью. Ощущение, конечно, субъективное. Но все это свидетельствует о высочайшей шахматной культуре мэтра.

04.04.06 Беседовал Георгий Настенко  Источник: Россiя (Москва), N011, 6.4.2006
 
 
Scroll to Top