Вы здесь: ГлавнаяБиографииКАлександр Федорович Керенский

Интересно знать

 
 

Необходима помощь!

Иногда мы попадаем в ситуации, когда все возможности справиться с бедой своими силами исчерпаны. В этом случае остается надеяться только на помощь людей, не остающихся равнодушными к чужому горю. Выражаем благодарность всем, кто небезразличен к проблемам онкологических больных. Ваша помощь будет направлена непосредственно нуждающемуся человеку . Оплата через кошельки  WebMoney:

  • Z210730099064 долларовый,
  • U422123020546 гривна,
  • R506412807617 рубль.

Яндекс.Деньги   счет 41001926215349.

ПРИВАТбАНК номер карты:

5211537316468276.

Большое спасибо за любую посильную для Вас сумму.

 

 

Александр Федорович Керенский

  Александр Керенский лександр Федорович Керенский  [22 апреля (4 мая) 1881, Симбирск — 11 июня 1970, Нью-Йорк], российский общественный и политический деятель, министр-председатель Временного правительства в июле-октябре 1917; автор мемуаров, исторических исследований, составитель и редактор документальных публикаций по истории русской революции.
С отцовской стороны предки Александра Керенского происходят из среды русского провинциального духовенства. Его дед Михаил Иванович с 1830 служил священником в селе Керенки Городищенского уезда Пензенской губернии. От названия этого села и происходит фамилия Керенских, хотя сам Александр Федорович связывал ее с уездным городом Керенском той же Пензенской губернии. Младший сын Михаила Ивановича — Федор, хотя и закончил с отличием Пензенскую духовную семинарию, не стал, как его старшие братья Григорий и Александр, священником. Он получил высшее образование на историко-филологическом факультете Казанского университета и затем преподавал русскую словесность в казанских гимназиях.
В Казани Ф. М. Керенский женился на Надежде Адлер — дочери начальника топографического бюро Казанского военного округа. По отцовской линии Н. Адлер была дворянкой, а по материнской — внучкой крепостного крестьянина, который еще до отмены крепостного права сумел выкупиться на волю и, впоследствии, стал богатым московским купцом. Он оставил внучке значительное состояние. Дослужившись до чина коллежского советника, Федор Михайлович получил назначение в Симбирск, на должность директора мужской гимназии и средней школы для девочек. Самым знаменитым воспитанником Ф. М. Керенского стал В. И. Ульянов (Ленин) — сын его начальника — директора симбирских училищ И. Н. Ульянова. Именно Ф. М. Керенский поставил единственную четверку (по логике) в аттестате золотого медалиста 1887 Володи Ульянова.
Семьи Керенских и Ульяновых в Симбирске связывали дружеские отношения, у них было много общего по образу жизни, положению в обществе, интересам, происхождению. Федор Михайлович, после смерти Ильи Николаевича, по мере своих сил оказывал участие в судьбе детей Ульяновых. В 1887, уже после ареста и казни Александра Ульянова, он дал брату политического преступника — Владимиру Ульянову положительную характеристику для поступления в Казанский университет.
В Симбирске в семье Керенских родились два сына — Александр и Федор (до них в Казани появлялись только дочери — Надежда, Елена, Анна). Саша, долгожданный сын, пользовался исключительной любовью родителей. В детстве он перенес туберкулез бедренной кости. После операции мальчик полгода был вынужден провести в постели, и затем долгое время не снимал металлического, кованого сапога с грузом.
В мае 1889 действительный статский советник Ф. М. Керенский был назначен главным инспектором училищ Туркестанского края и с семьей переехал в Ташкент. По «Табели о рангах» его чин соответствовал званию генерал-майора и давал право на потомственное дворянство. Тогда же восьмилетний Саша начал учиться в ташкентской гимназии, где был прилежным и успешным учеником. В старших классах Александр Керенский пользовался репутацией воспитанного юноши, умелого танцора, способного актера. Он с удовольствием принимал участие в любительских спектаклях, с особым блеском исполняя роль Хлестакова. В 1899 Саша Керенский с золотой медалью окончил Ташкентскую гимназию и поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета.
В столице Керенский с увлечением приступил к учебе, слушал лекции востоковеда Б. А. Тураева, ездил в экспедиции в Псков и Новгород, которыми руководил профессор С. Ф. Платонов. Не остался он в стороне и от общественной жизни петербургских студентов, которая в первые годы нового века переживала подъем. Еще в гимназические годы у Керенского сформировалось критическое отношение к общественно-политическому устройству царской России. Он увлекался политической литературой, в том числе и нелегальной, имел возможность читать запрещенные произведения Льва Толстого, представителей различных революционных течений. Наиболее близки ему были взгляды народников, социалистов-революционеров. Марксизм Керенскому оказался чужд, его отталкивало то гипертрофированное значение, которое уделялось в этом учении борьбе классов.
С февраля 1900 Керенский стал активным участником студенческих сходок, а на втором курсе открыто выступил с пламенной речью, призывая студентов помочь народу в освободительной борьбе. Это выступление могло обернуться исключением из университета, но Керенского спасло высокое положение его отца. Ректор университета решил на время изолировать Александра от столичной, радикальной студенческой среды и своей властью отправил его в академический отпуск, в Ташкент к родителям.
Юноша не без удовольствия вошел в роль ссыльного студента — жертвы царского деспотизма. В глазах ташкентских сверстников он был настоящим борцом за свободу. Но отец сумел убедить Александра, что политическую борьбу следует отложить до получения высшего образования. Вернувшись в университет, Александр Керенский продолжил занятия на юридическом факультете. Выполняя данное отцу обещание, он не сближался с революционными кружками, но занимался общественной деятельностью — активно работал в совете землячества ташкентских студентов. На старших курсах Керенский сблизился с деятелями Союза освобождения — организации оппозиционно настроенной либеральной интеллигенции.
В 1904 он успешно окончил университет, получив диплом первой степени. Тогда же Александр женился на курсистке Высших женских курсов Ольге Барановской, дочери полковника Генерального штаба Л. С. Барановского. Лето молодожены провели в деревне Каинки Казанской губернии — имении отца невесты, а осенью вернулись в столицу. В стране назревала революция, и в ноябре 1904 Керенский принял участие в организации банкетной компании, в ходе которой деятели Союза освобождения призывали к проведению политических реформ в России.

Отказавшись от перспективы сделать научную карьеру, Керенский начал работать помощником присяжного поверенного при Санкт-Петербургской судебной палате и был принят в Коллегию адвокатов Петербурга. Став свидетелем кровавых событий 9 января 1905, он вошел в состав комитета по оказанию помощи жертвам трагедии, которая была создана Коллегией адвокатов. Участвуя в деятельности этого комитета, молодой юрист познакомился с условиями жизни питерского пролетариата, приобрел широкий круг знакомых в рабочей среде.
Первая русская революция произвела радикальный переворот в образе мышления многих интеллигентов. Молодой Керенский был охвачен революционным нетерпением. Его симпатии были отданы партии социалистов-революционеров, он тесно общался с эсерами и принимал участие в редактировании эсеровской газеты «Буревестник». Керенский поддерживал связи с эсерами-террористами и даже предлагал им убить царя Николая II. Однако руководитель Боевой организации партии социалистов-революционеров Евно Азеф отклонил проекты и просьбы А. Керенского.
Революционная активность Керенского не осталась незамеченной, в декабре 1905 он был арестован за связь с эсеровской боевой дружиной. В петербургских Крестах его продержали до апреля 1906, а затем, за недостатком улик, освободили и выслали с женой и годовалым сыном Олегом в Ташкент. Но уже осенью того же года Керенские вернулись в столицу. В октябре 1906 Керенский участвовал в судебном процессе в Ревеле — защищал крестьян, разграбивших поместье местного барона. Это дело получило широкую огласку. После успешно завершившегося процесса Керенский вступил в Петербургское объединение политических адвокатов.
К тому времени обстановка в России стабилизировалась: революционная волна спала, полиция и органы политического сыска успешно преследовали радикальных противников царского режима. В этих условиях Керенский счел за благо отойти от подпольщиков-эсеров и примкнуть к легально действующим трудовикам. В это же время он возглавил правление Туркестанского землячества в Петербурге, но главным образом занимался адвокатской практикой, работал присяжным поверенным.
Керенский был убежденным противником монархии, сторонником установления в России демократической республики, глубокого преобразования всей общественной и экономической жизни на социалистических началах. В этом он тесно смыкался с партией социалистов-революционеров. Керенский считал необходимым вести борьбу против царского режима, в том числе и нелегальными методами, но для себя полагал лучшим оставаться в рамках, дозволенных законом.
Керенский-адвокат проявил интерес к делам с политической подоплекой. В 1910 он стал основным защитником на процессе туркестанской организации социалистов-революционеров, обвинявшихся в антиправительственных вооруженных акциях. Процесс для эсеров прошел вполне успешно, адвокату удалось не допустить вынесения смертных приговоров. В начале 1912 Керенский участвовал в судебном процессе над членами армянской партии Дашнакцутюн. Вместе с другими столичными адвокатами Керенский протестовал против антисемитского дела Бейлиса, в связи с чем был приговорен к восьмимесячному тюремному заключению. Широкая известность пришла к нему в 1912 связи с Ленским расстрелом. Он возглавлял работу специальной комиссии Третьей государственной думы, созданной по этому поводу. Комиссия пришла к выводу, что основными причинами забастовок рабочих Ленских золотых приисков стали их бесправие и нищета, произвол администрации. На основании этих выводов правительство ликвидировало монопольное положение компании Лензолото, администрация приисков была реорганизована, повышена зарплата рабочих, приняты меры к улучшению их быта.
Известность Керенского, поддержка, которой он пользовался в среде либеральной интеллигенции, позволила ему в 1912 с успехом баллотироваться в депутаты Четвертой государственной думы по списку Трудовой группы от города Вольска Саратовской губернии. В том же, 1912, он был принят в масонскую ложу «Великий Восток народов России». С 1916 по февраль 1917 Керенский был секретарем этой ложи, входил в думскую масонскую ложу, был членом Верховного совета масонов России.
В думе Керенский выступал с критическими речами в адрес правительства и приобрел славу одного из лучших ораторов левых фракций. Он открыто заявил с думской трибуны, что революция является единственным методом и средством спасения Российского государства. Эта фраза вызвала возмущение императрицы Александры Федоровны, убеждавшей Николая II, что за подобные речи бойкий оратор должен быть повешен. Керенский входил в состав бюджетной комиссии Государственной думы и постоянно принимал участие в прениях по бюджетным вопросам.
В начале Первой мировой войны он подписал пацифистскую декларацию меньшевистской фракции Государственной думы, но затем перешел на позиции оборонцев, считая, что поражение России в войне грозит ей потерей экономической самостоятельности и международной изоляцией. Керенский полагал необходимым мобилизовать все общественные и экономические силы России на борьбу с Германией. В то же время он рекомендовал и правительству изменить свою политику: провести всеобщую политическую амнистию, восстановить конституцию Финляндии, предоставить автономию Польше, расширить права религиозных и национальных меньшинств, в том числе и евреев, прекратить преследования рабочих и профессиональных организаций.
Керенский прикладывал немало усилий для объединения оппозиционных сил народнического толка. Летом 1915 он взялся за подготовку Всероссийского съезда социалистов-революционеров, трудовиков и народных социалистов. С этой целью Керенский объехал Поволжье и юг России. Но довести дело до конца ему не удалось: болезнь почек на полгода уложила его на больничную койку. После удачно сделанной операции он смог вернуться к активной политической деятельности.
В 1916 по приказу председателя совета министров Б. В. Штюрмера в Туркестане началась мобилизация на тыловые работы 200 тысяч местных уроженцев. До этого по законам Российской империи туземное население не подлежало призыву в армию. Общее недовольство мобилизацией усугубилось злоупотреблениями местной администрации и привело к мятежам, в ходе которых пострадали тысячи русских и местных жителей. Для расследования событий Государственная дума создала комиссию, в состав которой вошел и Керенский. Изучив события на месте, он, признав подстрекательскую роль немецких и турецких агентов, возложил вину за происшедшее на царское правительство, обвинил министра внутренних дел в превышении полномочий, потребовал привлечения к суду коррумпированных местных чиновников. Такие выступления создали Керенскому имидж бескомпромиссного обличителя пороков царского режима, принесли популярность в среде либералов, создали репутацию одного из лидеров думской оппозиции.

Февральскую революцию Керенский принял восторженно и с первых дней был активным ее участником. После того, как в полночь с 26 на 27 февраля 1917 сессия Думы была прервана указом Николая II, Керенский на Совете старейшин думы 27 февраля призвал не подчиняться царской воле. В тот же день он вошел в состав сформированного Советом старейшин Временного комитета Государственной думы и в состав Военной комиссии, руководившей действиями революционных сил против полиции. В февральские дни Керенский неоднократно выступал перед восставшими солдатами, принимал от них арестованных министров царского правительства, получал конфискованные в министерствах денежные средства и секретные бумаги. Под руководством Керенского была произведена замена охраны Таврического дворца отрядами восставших солдат, матросов и рабочих.
При прямом участии Керенского определялось будущее России. Убежденный республиканец, он приложил максимум усилий для свержения монархии. Под его прямым давлением великий князь Михаил Александрович 3 марта принял решение отказаться от прав на российскую корону. Решительность, целеустремленность, революционная риторика Керенского снискали ему популярность и авторитет как в рабочих и солдатских массах, так и в думской среде, где формировалось Временное правительство. В первые дни революции он стал депутатом Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, на первом заседании которого вечером 27 февраля 1917 был избран товарищем (заместителем) председателя Петросовета. Одновременно Временный комитет Государственной думы предложил ему пост министра юстиции во Временном правительстве. 2 марта Керенский принял это предложение, хотя днем раньше Петросовет принял резолюцию о неучастии во Временном правительстве. Вечером 2 марта Керенский обратился к Петросовету за разрешением войти в состав правительства, торжественно пообещав защищать права трудового народа.
Став министром, Керенский перебрался в Зимний дворец. Он старался поддерживать репутацию народного министра, приказал убрать из своего кабинета не только дорогую мебель и предметы роскоши, но и даже портьеры. Для выступлений в Петросовете министр одевался в темную рабочую куртку со стоячим воротничком, а перед солдатскими массами облачался в защитного цвета полувоенный френч. Но главным козырем Керенского были его незаурядные ораторские данные. Он не боялся выступать перед многотысячной аудиторией и охотно ездил на митинги, будоражившие революционный Петроград. Его речи-импровизации, насыщенные эмоциями и некоторой истеричностью, завораживали слушателей. Популярность и политический вес Керенского быстро росли.
Революционный министр юстиции инициировал такие решения Временного правительства, как амнистия политических заключенных, провозглашение свободы слова, собраний, печати, деятельности политических партий, отмена национальных и религиозных ограничений, признание независимости Польши, восстановление конституции Финляндии. Керенский лично распорядился освободить из ссылки большевистских депутатов Четвертой Государственной думы. С первых дней своего пребывания на посту министра он начал судебную реформу. 3 марта 1917 был реорганизован институт мировых судей — местные суды стали формироваться из трех членов: судьи и двух заседателей. На следующий день были упразднены Верховный уголовный суд, особые присутствия Правительственного сената, судебные палаты и окружные суды с участием сословных представителей. 17 марта 1917 в России была отменена смертная казнь за уголовные преступления.
В марте 1917 с началом легальной деятельности ранее запрещенных политических партий Керенский вступает в партию социалистов-революционеров, становится одним из самых заметных членов этой партии. Во Временном правительстве Керенский занял активную, наступательную позицию, и, по мнению современников, своей энергией совершенно подавил инициативу министра-председателя князя Г. Е. Львова. Поддержку Керенскому оказывали связанные с ним масонскими узами А. И. Коновалов, Н. В. Некрасов, М. И. Терещенко. Двойственную позицию Керенский занял в отношении войны. Он признавал, что военные действия должны быть продолжены, но считал, что Россия может сражаться только при условии пересмотра Антантой целей войны, отказа от аннексий и контрибуций. В апреле 1917 министр иностранных дел П. Н. Милюков публично заверил союзные державы, что Россия безусловно продолжит войну до победного конца. Этот шаг вызвал кризис Временного правительства. 24 апреля Керенский пригрозил выходом из состава правительства и переходом Советов в оппозицию, если Милюков не будет снят со своего поста, а правительство не будет пополнено представителями социалистических партий — меньшевиков, эсеров, энесов. 5 мая 1917 князь Львов был вынужден выполнить это требование и пойти на создание первого коалиционного правительства. Милюков и Гучков подали в отставку, в состав правительства вошли социалисты, а Керенский получил портфель военного и морского министра.
На пике славы и политической карьеры сломалась семейная жизнь Керенских. Ольга Керенская не переехала к мужу в Зимний дворец, а осталась с сыновьями Олегом и Глебом в старой квартире. Заняв ключевой пост в правительстве и введя в его состав своих единомышленников, Керенский изменил свое отношение к войне. Оставив в стороне разногласия с союзниками, он полагал необходимым принудить Германию к мирным переговорам, а для этого провести на фронте широкие наступательные действия. Такая позиция Керенского вызвала его конфликт с левым крылом партии эсеров. На Третьем съезде партии социалистов-революционеров, состоявшемся в конце мая — начале июня 1917, на выборах в Центральный комитет партии кандидатура Керенского была отвергнута. Однако на Первом Всероссийском съезде Советов солдатских и рабочих депутатов (3-24 июня 1917) он все же был выбран членом ВЦИК.
В мае-июне Керенский приложил огромные усилия для укрепления дисциплины в армии и на флоте, на повышение боеспособности воинских частей, на подготовку решающего летнего наступления. Он объезжал фронтовые части на автомашине, выступал на бесчисленных армейских митингах, пытаясь силой своего ораторского дара вдохновить солдат на победу. 18 июня началось наступление русских войск, которое, однако, быстро закончилось полным провалом.
Неудачи на фронте обострили внутриполитическую обстановку. Разногласия по украинскому вопросу послужили поводом к отставке министров-кадетов, которая последовала 2 июля. На следующий день в Петрограде начались вооруженные демонстрации, организованные большевиками, которые попытались использовать кризисную ситуацию для захвата власти. В июльские дни Временному правительству удалось удержать власть, но 7 июля князь Львов подал в отставку и Керенский взялся на формирование нового коалиционного кабинета министров. 8 июля он становится министром-председателем, сохранив за собой пост военного и морского министра. Став главой государства, Керенский предпринял ряд мер, направленных на стабилизацию политической ситуации, укрепление государственной власти. Он вновь ввел смертную казнь на фронте (12 июля), осуществил замену царских денежных знаков на новые, получившие в народе название керенок. Формирование нового правительства шло с большим трудом. 21 июля Керенский даже подавал в отставку, но все же, после напряженных переговоров с кадетами, 24 июля 1917 второе коалиционное правительство было сформировано. 19 июля министр-председатель назначил нового верховного главнокомандующего — энергичного и популярного генерала Л. Г. Корнилова. Тогда же управляющим военного министерства стал эсер Б. В. Савинков.
Но остановить волну глобального кризиса в России Керенскому не удавалось. Армия разлагалась на глазах, крестьяне, одетые в солдатские шинели, не желали воевать — рвались домой делить помещичьи земли. Стремительно радикализировались городские низы, левыми настроениями пропитывались Советы. Правые, консервативные силы оправлялись от февральского шока. Их лидером стал генерал Корнилов, который предлагал милитаризовать фабрики, заводы, железные дороги, ввести смертную казнь в тылу, восстановить жесткими мерами действенность и престиж органов власти. На этом фоне популярность Керенского стала блекнуть.
Он вел с Корниловым сложную игру, пытаясь с его помощью удерживать контроль над армией. С начала августа верховный главнокомандующий просил Керенского подчинить ставке Петроградский военный округ. Корнилов предполагал сформировать Петроградский фронт, ввести в столице военное положение, энергичными действиями уничтожить источник разложения и разрухи. Началась переброска к Петрограду воинских частей, прежде всего казаков, способных, по мнению Корнилова, навести порядок в столице. На словах, соглашаясь с Корниловым, министр-председатель был против передачи под власть главнокомандующего Петрограда, опасаясь его чрезмерного усиления.
Но Корнилов не собирался останавливаться. Под предлогом защиты Петрограда от возможного немецкого десанта он двинул к столице Третий казачий корпус генерала Крымова. Вечером 26 августа на заседании правительства Керенский квалифицировал действия Верховного главнокомандующего как мятеж. Предоставив министру-председателю чрезвычайные полномочия, Временное правительство подало в отставку. Для ликвидации корниловского мятежа Керенский был вынужден прибегнуть к помощи социалистических партий, в том числе большевиков, Советов, рабочих отрядов. Он приказал раздать оружие рабочим, выпустить из тюрем арестованных большевиков.
Под влиянием агитаторов казаки отказались подчиняться своим генералам. К 30 августа движение войск на Петроград прекратилось, генерал Крымов покончил жизнь самоубийством, Корнилов был арестован. Новым главнокомандующим еще 30 августа стал сам Керенский. На следующий день был создан временный орган управления государством — Совет пяти или Директория, который возглавил Керенский. 1 сентября 1917 в России была провозглашена республика, что соответствовало росту левых настроений в народных массах и отвечало убеждениям самого Керенского. 4 сентября министр-председатель распустил военно-революционные комитеты, образовавшиеся для борьбы с корниловщиной, но реально это распоряжение не было выполнено.
После корниловского мятежа Керенский продолжал вести свою надпартийную линию, направленную на консолидацию демократических сил, формирование правительственной коалиции из умеренных социалистов и кадетов. Но социалисты с недоверием относились к правительству Керенского, они выдвигали программу широких социальных преобразований, передела собственности, прекращения войны с Германией. В условиях резкой поляризации настроений в обществе, роста конфронтации между имущими и неимущими классами, Керенский, занимавший центристские позиции, стремительно терял поддержку и авторитет среди самых различных слоев населения.
Керенский пытался заручиться поддержкой Всероссийского Демократического совещания, проходившего 14-22 сентября. Однако большинство делегатов совещания высказалось против коалиции с кадетами, на чем настаивал министр-председатель. Демократическое совещание приняло решение, что до созыва Учредительного собрания Временное правительство должно быть подотчетно образованному 20 сентября временному Всероссийскому Демократическому совету (Предпарламенту). Керенский протестовал против этого решения. 25 сентября он сформировал последний, третий состав коалиционного правительства, оставив за собой посты военного и морского министра, верховного главнокомандующего. Формально в его руках сосредоточились исключительные властные полномочия, но они имели все меньшее и меньшее реальное значение. Положение постоянно ухудшалось из-за спада производства и инфляции, росла безработица и недовольство среди городского населения. Попытка решать продовольственные проблемы за счет продразверстки вызвала крестьянские волнения. Армия превратилась в аморфную многомиллионную массу озлобленных вооруженных людей. Государственный аппарат работал вхолостую. Большевики, опираясь на военно-революционные комитеты и отряды Красной гвардии, были готовы захватить власть насильственным путем.
Временное правительство осознавало грозящую опасность, но недооценивало силы большевиков. Не желая представать в образе контрреволюционера, Керенский был противником жестких мер, направленных на предупреждение большевистского восстания. Глава Временного правительства верил, что в решающий момент большинство частей Петроградского гарнизона останется верным ему. Во второй половине октября правительство лишь пассивно наблюдало за развитием событий. Только в ночь с 22 на 23 октября, когда Петроградский Военно-революционный комитет начал брать под свой прямой контроль воинские части столичного гарнизона, Керенский призвал к решительным действиям.
24 октября на заседании Предпарламента министр-председатель сообщил о начале вооруженного восстания и потребовал предоставить ему особые полномочия. В ответ собрание приняло половинчатую резолюцию. Вечером того же дня Керенский сообщил о намерении Временного правительства подать в отставку. День 25 октября он провел в Зимнем дворце и штабе Петроградского военного округа. Отряды Красной гвардии при поддержке частей петроградского гарнизона и матросов-балтийцев захватывали важнейшие здания столицы. Какого-либо сопротивления Керенский организовать не cмог и на автомобиле выехал из Петрограда навстречу вызванным с фронта войскам. В Гатчине он едва не был арестован, но вечером того же дня прибыл в Псков, в штаб Северного фронта. В это время красногвардейцы овладели Зимним дворцом. Временное правительство было свергнуто.
Командующий Северным фронтом генерал В. А. Черемисов отказался снимать войска с фронта для подавления восстания в Петербурге и сообщил, что он не может ручаться за личную безопасность Керенского. Но в Пскове оказался командир Третьего конного корпуса казачий генерал П. Н. Краснов. Он заверил Керенского, что подчиненные ему казаки готовы выступить на защиту Временного правительства. Утром 26 октября Керенский и Краснов были уже в расположении корпуса, в городе Острове. Отсюда казаки начали движение на Петроград. В ходе боев на подступах к столице Красной гвардии удалось остановить наступление казачьего корпуса. Под давлением рядовых казаков, командование корпуса 31 октября заключило с большевиками перемирие. Керенский был вынужден скрыться. Так закончилось его пребывание у руля государственной власти.

Еще несколько месяцев бывший министр-председатель оставался в России. В двадцатых числах ноября он прибыл в Новочеркасск, где генерал Каледин организовывал сопротивление большевикам. Но генерал отказался сотрудничать с Керенским. Конец 1917 Александр Федорович провел в отдаленных селениях под Петроградом и Новгородом. В связи с началом работы Учредительного собрания Керенский тайно приехал в Петроград. Он хотел выступить в Учредительном собрании, но после его разгона уехал в Финляндию. В конце января Керенский вернулся в Петроград, а в начале мая 1918 года перебрался в Москву, где установил контакт с Союзом возрождения России. Керенский намеревался примкнуть к антисоветскому мятежу Чехословацкого корпуса, но против этого выступило руководство партии эсеров. Союз возрождения России предложил ему выехать за границу для переговоров с лидерами стран Антанты. В июне 1918 через Мурманск Александр Федорович эмигрировал из России.
В Западной Европе Керенского принимали главы правительств Великобритании и Франции Д. Ллойд Джордж и Ж. Клемансо. Общего языка с ними он не нашел. Западные союзники сделали ставку на реакционные силы России во главе с бывшими царскими генералами, а не на либеральных демократов, которых олицетворял Керенский. Он даже выступал с осуждением интервенции войск Антанты в Россию.
В эмиграции Керенский оказался, в сущности, в изоляции. Для большинства русских эмигрантов он был одиозной фигурой, символом начала того процесса, который привел их к потере родины. Сам Керенский пытался продолжить активную политическую деятельность. В 1922-1932 гг. он редактировал газету «Дни», выступал с резкими антисоветскими лекциями, призывал Западную Европу к крестовому походу против Советской России. В первые годы эмиграции Керенский побывал в Великобритании, Чехословакии, Германии, с 1922 обосновался во Франции, где жил до начала Второй мировой войны. В Париже он вступил во второй брак с богатой австралийкой. В межвоенный период Керенский опубликовал публицистические работы «Дело Корнилова» (1918), «Прелюдия большевизма» (1919), «Гатчина» (1922), «Издалека» (1922), «Катастрофа» (1927), «Гибель свободы» (1934), в которых пытался осмыслить итоги русской революции и ее значение для судеб мира.
Керенский публично приветствовал нападение фашистской Германии на СССР, но позднее, когда стало ясно, что Гитлер ведет войну на уничтожение восточнославянских народов, пересмотрел свои взгляды. Из оккупированного немцами Парижа Керенский с женой уехал в Англию, но английские власти попросили его покинуть страну, мотивируя это решение публичными прогерманскими высказываниями бывшего русского премьера. В 1940 Керенский перебрался за океан, в США.

Он жил в Нью-Йорке, долгие годы преподавал русскую историю в Нью-Йоркском и Стенфордском университетах. После окончания Второй мировой войны он работал в Гуверовском институте войны, революции и мира. В это время он написал трехтомную «Историю России», которая охватывала период с древнейших времен до начала 20 века. Но сей труд так и не заинтересовал никого из издателей. Зато книга «Россия на историческом повороте», которая была опубликована в 1965 году, до своих читателей дошла. Хотя это скорее была дань уважения сединам Керенского, который готовился отпраздновать свое 85-летие. Кстати, по словам очевидцев, дряхлым в этом возрасте Александр Федорович не выглядел…
Кстати, в конце жизни он намеревался вернуться в России, чтобы умереть на родине. В 1968 году в ЦК КПСС поступило сообщение о том, что Керенский хотел бы приехать в Советский Союз. Ему было поставлено условие: признать закономерность Социалистической революции. Визит так и не состоялся…
Сам Александр Федорович Керенский скончался на девяностом году жизни и был похоронен в Лондоне.

Первая семья Керенского все годы Гражданской войны провела в России. Ольга Керенская с сыновьями была вынуждена уехать в Котлас, где жила в нужде и притеснениях до 1921. Затем советские власти разрешили им эмигрировать. Они обосновались в Великобритании. Несмотря на недостаток в средствах, сыновья Керенского получили инженерное образование. Олег стал мостостроителем, а Глеб — строителем электростанций. Прожив более двадцати лет в Англии, они получили британское подданство. В послевоенные годы Керенский неоднократно приезжал к сыновьям в Англию. Олег Александрович Керенский (16 апреля 1905 — 25 июня 1984) стал корифеем в мостостроении, под его руководством был спроектирован и построен мост через Босфор, соединяющий Европу и Азию, множество мостов в Великобритании и других странах мира. За свои выдающиеся заслуги он был удостоен титула командора Британской империи. После его смерти, с середины 1980-х гг. каждые два года стали проводиться «Керенские чтения» — научные конференции, посвященные памяти Олега Керенского, на которые съезжаются виднейшие мостостроители всего мира. Внук А. Ф. Керенского — Олег Олегович Керенский (1930-1993) — балетный и театральный критик, автор книг «Мир балета» (1970), «Анна Павлова» (1973), «Новая британская драма» (1977). О. О. Керенский был близок с Рудольфом Нуреевым.
 
М. Я. Салоникес

Другие биографии

Скачать мемуары:  Александр Керенский "Гатчина"

 

 
 
Scroll to Top